Ольга (tignessa) wrote in my_gorodets,
Ольга
tignessa
my_gorodets

Categories:

* Валентина Черткова*

Глава из книги Сергея Чуянова "Городецкая роспись":
Этот очерк был написан еще при жизни Валентины Анатольевны. Я вспоминаю одну из последних наших встреч у нее дома.
Комнату, где она работает, хочется назваться светелкой. Все здесь напоминает о женском присутствии. Красный угол с прекрасными работами художницы, сервант с аккуратно расставленной посудой, масса рукодельных вещичек, любовно выполненных руками хозяйки или подаренных ей.
Она, по -  русски статная и красивая, как то особенно бережно прикасается к ним. Тихо звучит ее негромкий голос с характерным говорком северных наших земель. Подумалось, что происхождением своим она из тоншаевско - уренских лесов (позднее оказалось, что угадал).
Первый раз я приехал к художнице в Заволжье, когда на улицах лежал пушистый снег и сугробы "подпирали" окна домов. За окнами было морозно, а в валиной светелке было тепло. После белого безмолвия русских просторов глаза здесь буквально слепили яркие и чистые краски с досок городецкой росписи мастера Валентины Чертковой.
Детство ее прошло в поселке Темта Уренского района Нижегородской области; там, в лесной глуши, она оставалась наедине со своими девичьими мечтаниями. Потаенная грусть о красоте, совершенстве, восхищение среднерусской природой - все это формировало ее, будущего художника. Она как бы пропиталась традициями народа, плотью от плоти которого сама и была.
Отец Вали немного рисовал. Она тоже любила рисовать. Иногда что то придумывала (называла это "отсебятиной") и дарила добрым людям на память от души.
Прослышав о Семеновской профтехшколе, которая готовила мастеров по росписи дерева, поехала в этот соседний город.
Первые неумелые шаги, первые ошибки, первое осознание того, что это будет профессией и "куском хлеба" в будущем, постигалось там, в стареньком здании знаменитой теперь уже школы, и было это в середине шестидесятых годов. Кто бы мог подумать тогда, что станет она знаменитым художником, ни как кого не похожим мастером росписи, что примут ее в Союз художников Росии, что работы ее будут покупать знатоки и коллекционеры городецкой росписи, что увидеть их можно будет на различных выставках и в престижных музеях, в экспозициях декоративно - прикладного искусства и народных художественных промыслов.
Валентина Черткова всегда любила работать и учиться.
С 1966 года на фабрике "Городецкая роспись" она осваивала все приемы и традиции росписи. В середине шестидесятых молодым мастерам помогал Аристарх Коновалов. И, как художник, она конечно же, сформировалась здесь, в самом центре уникального русского художественного промысла.
Но было всякое...Выступила как - то на собрании: нет у художников кистей, нужных красок для создания необходимых цветовых сочетаний. Просила помочь фабрике приобрести автобус (многие художницы жили и живут в Заволжье, в окрестных селах и деревнях). Такие выступления были не по нраву тогдашнему начальству. Вот так и получилось, что оставила она фабрику (были на то и другие причины) и теперь работает в своей "светелке".
Валентина Анатольевна любит писать большие панно. Придумывает композицию, а потом уже расписывает доску. На ее панно, которые можно различить сразу же по неповторимому авторскому почерку, обязательно есть архитектура русской деревни иили старинного городка. То это - пятикупольная церковь, то деревенский домик - избушка, то - тесовые ворота во двор. Она пишет свои композиции как жанровые сценки из окружающей жизни.
На одном из таких панно - голубые купола венчают старинный храм. А ниже "раскинулась" деревенская улица с вухоконными по фасаду избушками, покрытыми шапками снега. Дальше - любимые ее зеленые елочки. И вот уже оживает перед вами деревенская улица с молодайкой в пестрой шали, тройкой резвых коней под дугой с колокольцем, которая несет возок с влюбленной парочкой. Деревья покрыты инеем. И все это изображено на ее любимом голубом фоне.
У Валентины Чертковой - целая серия таких "зимушек", которую она писала во время зимнего снегопада за окном.
Осенний праздник мастер пишет в той цветовой гамме, которую ей подсказывает сама природа. Валентина рисует осенний наряд деревьев, яркими красками выписывает петухов, девиц с туго заплетенными косами и даже косяк журавлей, улетающих в дальние края.
Конечно же, традиционными такие сюжеты не назовешь, но именно в творчестве Чертковой видно разивитие этих самых традиций городецкой росписи. Например, в 1987 году она написала большое панно "Сенокос". Я бы назвал эту работу музыкальной, как ни странно это звучит по отношению к произведению мастера городецкой росписи.
Тональность всей картине задают три молодых косаря, которые помещены в центре композиции. Валентина тщательно выписала их лица, придала каждому из них индивидуальное выражение и встроила их взмахи косами наперевес. Эти "тройки" и поддерживают  ритмичность в сюжете, придают ему неповторимую живость и очарование. Динамику композиции поддерживают и двое возничих с конями и возками, изображенным на втором плане.
Мягкий благородный калорит создает почти физическое ощущение теплого июльского вечера. Краски "макушки" русского лета воплощены в гамме цветов: темно - зеленая трава, красные рубахи, охристые скирды сена. Это одна из самых ярких и талантливых работ Чертковой, она удивительно точно передает талант и душу ее творческого дарования.
Нельзя оставить без внимания и небольшую чашечку с птицами Сирин и Алконост, окруженными райскими птицами. А рядом - набор тарелочек с городецкими птицами, прилетевшими сюда из страны фантазии художницы.
Она любит передавать характеры своих персонажей в сюжетных композициях. Вот на одном из панно мы видим барыню за чайным столом, а в ногах у нее - игривый кот; мастер тщательно выписывает юбку и кофту с кружевами.
К своим работам она подходит с тонким пониманием законов цвета. Колористически художница делит их на "жаркие" - с преобладанием ярких красок, оранжевых, малиновых тонов - и сдержанно - холодноватые, в которых она и пишет обычно свои "зимушки".
Большие композиции интересны для мастера тем, что в них можно изобразить обычаи, праздники, День древнего города (он, кстати, великолепно отмечается в ГОродце), масленицу, свадьбу. По ее словам, в городецкой росписи должно быть то, что есть или было когда то в жизни: сватовство, катание на тройках.
Когда речь заходит о традициях росписи, она формулирует свою точку зреиня совершенно четко: "Традиции - это жизнь". И после некоторых раздумий повторяет: "Нужно все брать из жизни".
И еще одна реплика Валентины Анатольевны заставила меня задуматься: " Празники надо придумывать.... На первый взгляд это противоречит формуле "Традиции - это жизнь". Но у художника , да еще у народного мастера - это логичное обогащение творческого процесса: разве не придумывают мастера "хохломы" или вологодские кружевницы тот самый праздник, о котором она говорит?
Валентина Черткова, как правило творит "под настроение". А уж если оно появляется, то она и "пашет", как сама она выражажется, до полной усталости. Часто садится работать ночью, когда уже спят все домашние. Светится тогда окно в Валиной "светелке", и никто не знает, что на сей раз рождается на ее досках...
...Гордостью моего собрания произведений мастеров городецкой росписи является огромное панно работы Валентины Чертковой "Русь моя!". Именно так, с восклицательным знаком и подписала эту свою большую работу художница. Панно написано в 1997 году в Загорске, где мастерицы в музее заповеднике знакомились с творчеством старых мастеров, классиков промысла.
Это одна из ее "зимушек", которые очень любила писать Валентина. Заметьте, что называла она их "зимушками", а не "зимами". Есть разница? Да, еще какая! "Зима" - это "Зима, крестьянин, торжествуя, на дровнях обновляет путь". А "зимушка" - это "Мороз и солнце - день чудесный!" . Вот Пушкин и раскрыл нам разницу между этими словами. Зимушка - радостное и праздничное состояние природы, очень близкое и понятное русскому мироощущению, восприятию природы и времен года.
Иногда в шутку для себя я называл Валю Кустодиевым городецкой росписи. Известно, что знаменитый русский художник Борис Михайлович Кустодиев очень ценил и любил народное искусство и, в частности, городецкую роспись. Если посмотреть на такие его работы, как "Ярмарка", "Крещенское водосвятие", "Масленица", "Вербный торг у Спасских ворот", "Портрет Шаляпина", то станет ясно, что Кустодиев впитывал эти живительные соки народного искусства, учился у него, пропуская его особенности через призму своего таланта.
Можно сказать, что эта композиция Чертковой - мощный парафраз знаменитой картины К.Ю. Юона "Вид Лавры с Вокзальной улицы".
Пейзажной частю композиции, занимающей две трети площади панно, выступают во всей красе храмы Троице Сергиевой Лавры. В левой части высится Троицкий собор. Посередине художница написала Надкладезную часовню конца 17 века. А справа - громада Успенского собора. Межу ними мастерица расположила большие деревья, покрытые пушистым белым снегом. (Пушистость снега она передавала не кистевым, а "тычковым" способом. ТО есть таким технологическим приемом росписи, когда изготавливается нечто вроде небольшого узелка из ткани. Его обмакивают в краску и методом "тычка краска наносится на поверхность.) Все это великолепие написано на фоне голубого неба, усеянного мерцающими белыми звездочками - снежинками.
На панно изображена свадьба, но ведь художница не случайно назвала свою работу "Русь моя!". То есть это - заявка на обобщающий образ Родины, национальной культуры, истории Отечества, обычаев и традиций народа. И здесь уж нет фотографической статичности "чаепитий", нет наивной и непосредственной симметрии расположения персонажей по их "рангу".
Молодые (а перед ними развертываются события свадебного праздника) стоят в левой стороне, а к ним уже "подтянута" вся остальная часть праздничной церемонии: дружки, гармонист, расписанный городецкими цветами возок и впряженный в него тонконогий красавец - вороной городецкий конь. Молодых встречают хлебом - солью моложавые родители (дань современным реалиям жизни). Возраст отца условно обозначен усами.
Общий мажорный тон композиции создают и улыбки на лицах участников церемонии, эту тональность поддерживают располоденные в нижней части панно веселые елочки и прыгающая от радости собачонка, которая своим звонким лаем привлекла внимание одной из молодушек, повернувшей свое миловидное лицо в сторону резвящегося щенка.
Выигрышно поданы художницей зимние одежды персонажей. Сдержанные коричневый, охристый, черный и красный цвета контрастно выглядят на фоне покрытой ослепительным белым снегом площади перед комплексом соборов.
Центр композиции, перемещенный в ее левую часть, персонифицирован красавицей - невестой, одетой в роскошное розовое платье. Розовый цвет здесь - цвет нежности и счастья. Он соседствует с черным цветом строгого жениховского костюма и ослепительно черным цветом его пышных кудрей.
Таким образом, традиции городецкой росписи не только сохранены художницей, но и обогащены. Жаль, что так рано оборвалась жизнь этого талантливого мастера. Кто знает, сколько художественных открытий было бы ею сделано и сколько создано ярких произведений.
Tags: В. А. Черткова, мастера
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments